Ак-Монай, май, 2017 год.

Опубликовано в автором Нет комментариев

Традиционно, хочу поблагодарить друзей, коллег, участников сообщества, и тех кто прочтет эту статью. Всех тех, кто помогал нам проделать эту непростую работу. Весной мы вас просили о помощи, и мы ее получили, всё о чем мы вам расскажем ниже — сделано благодаря ВАМ!

Крымский фронт, май 1942

Ак-Монай, май, 2017 год.

Салют! Меня уже так замучили вопросами вроде: «Серый, ну когда уже напишешь, когда можно будет про экспедицию почитать!?!?! Интересно же очень!» Вы уж простите, то времени нет, то настроения, то еще что то… Все, сейчас точно напишу. Погнали!

Крымский фронт, штурм высоты 66.3, апрель 1942 года

С самого начала нашей поездки, все пошло не так как планировали, как всегда в общем. По приезду в Феодосию, зарядили проливные дожди, два дня нам пришлось сидеть на квартире и всматриваться с балкона в горизонт, в надежде увидеть ласковое Крымское солнышко и команду к действию — «дождь закончился». На третьи сутки, небо над нами сжалилось, можно было ехать в степь. Ветерок обдул грунтовые дороги, немного пригрело солнышко и до места постановки лагеря получилось доехать без приключений. На лагере уже стояло несколько контейнеров с бойцами. Парни зря время не теряли.

буря

буря

В этот день, дождик всё же периодически капал, не так энергично как предыдущие несколько дней, но нам приходилось выходить со степи в укрытие, прятаться в штабной палатке, сушится и наслаждаться горячим чаем. Поисковый день был так себе, нашелся гнилой тубус от немецкого снаряда «ахт ахт», охапка гранат, огромные осколки от авиабомб и прочие напоминания о тех жестоких боях, в общем мима всё.

поиск бойцов

Новое утро, погода не очень, небо хмурое, но не льет, на лагере я, Женька, Жанна и новобранец-волонтер Виктор из Города Героя Керчь. Собрались и двинулись в поиск. После получаса брожений по ароматной цветущей степи, нашелся хороший сигнал. Шурф на штык лопаты, выдал нам фрагменты костей, человеческие зубы, а потом и солдатские ботинки. Работа закипела, наконец то. Показался один боец, за ним второй. Ни куда не торопясь, стали расширять нашу яму, но чем больше мы расширялись, тем очевиднее было то, что в этой яме не два, и уж точно не четыре солдата покоится.

Эксгумация

Немного расчистив первого бойца, налетела степная «мряка». Кто знает, тот поймет, а кто не знает, попробуйте нарисовать картину в своем воображении: степь, ветер, небо затянуто черными тучами, температура примерно 15 градусов, водяная пыль, взвесь, которая и называется местными жителями «мрякой», еще не дождь, не морось но уже и не роса и не туман. Не промокаешь, сыреешь, одежда становится тяжелой, сам становишься неповоротливым, выбрасываемый из раскопа грунт, начинает налипать практически на все что его касается. Трудно работать, много сил уходит на то что бы выбрать и выбросить слипающийся грунт, приходится постоянно очищать совки лопат, скребки, ножи, обувь.

Эксгумация

Первый боец оказался не простым рядовым, пришли к единому мнению, что это кто-то из младшего командного состава. При бойце были: карманные часы в которые угодил осколок и разорвал их как бумажные, компас, карандаши. Обвес был на бойце что надо, планшет, штык от СВТ и рожки с патронами к ней же, гранаты, запалы, жменя монеток в кармане, одна из которых это 5 греческих лепт 1912 года, однако! Часть оптики от бинокля, опасная бритва и капсула смертного медальона, деревянная. Знал что были и такие, но узрел впервые. Рассыпался в руках, конечно же в нем не сохранилось ни чего. Обидно, до слез обидно. От чего погиб солдатик, думаю мы уже не узнаем, потому как весь нашпигован осколками, да и все они в осколках и пулях, думается что железо в них прилетало и после гибели.

ЛОЗ

Остальные явно рядовые, пехота, все боевые, с боекомплектами. Бойцы навалены хаотично друг на друга, стаскивали и сбрасывали в воронку как попало. За день мы успели поднять из этой воронки, пятерых бойцов. Вечером обсушились, кое как помылись и как полагается, опрокинули по сто за наших солдат. А на следующее утро добрали шестого. Остальную часть дня бродили по степи в поисках новых сигналов, воронок, солдат. Заложили несколько шурфов, но дорыть не успели, вечерело.

эксгумация

За ужином, раздался телефонный звонок, звонили с работы, форсмажор, бла бла бла, извините что отрываем вас от важных дел и отдыха, бла бла бла, но вам нужно заступать на дежурство послезавтра утром в 8 часов, бла бла бла, без вариантов, бла бла бла… Походили с парнями еще пол дня по степи в поисках, и стали собирать пожитки, запихивать их в машину. Настроение? Гнев. Вечером, распрощавшись с друзьями и коллегами, тронулись на Севастополь.

Команда археологов

После нашего отъезда, парни съездили познакомиться со строителями новой автотрассы «Таврида», которая пока еще по большей части есть только на планах чем на грунте. Раздали номера телефонов прорабам, трактористам, бригадирам, что б те звонили, если вдруг в работе попадутся останки солдат. Долго ждать не пришлось, техника стремительно приближалась к зоне наших поисков, и в тот же день, бульдозер раскрыл останки бойцов. В общем, парни каждый день выезжали на строящееся полотно будущей трассы, и вынимали бойцов из под ковшей грубых машин.

Трасса Таврида

Пообщавшись в процессе работы со строителями, парни подметили интересный факт: почти все строители из боевых регионов, Ростов и область, Краснодарский край, Волгоград и область… Мужики с пониманием и уважением отнеслись к нашим трудам. Каждый раз, натыкаясь на останки, перегоняли технику в другое место и продолжали работу там, пока парни занимались эксгумацией, помогали снимать грунт, обрывать останки. Один бригадир вообще заявил: «пацаны, если где-то тут в стороне порыть надо, звоните, пригоню экскаватор, всё сделаем красиво, соляру государство оплатило». Спасибо! Вот простое человеческое спасибо! Нет, не за бульдозер, за то что не «пофиг».

Трасса Таврида

Так вот и пролетели за «работой-отдыхом» две недели. Результат усилий многих замечательных людей: удалось найти 54 солдата Крымского фронта, найдено при них 6 медальонов, уцелевших и прочитанных, к сожалению только два, один подписанный подсумок от патронов. А Димке все же удалось приехать к деду, участнику Керченско-Феодосийской десантной операции, погибшему в окружении в январе 1942 года у хутора Розальевка, там же, недалеко.

Курдов Георгий Афанасьевич
Курдов Георгий Афанасьевич

После закрытия вахты, буквально через пару дней, парням из Феодосийского отряда «Ак-Монай» позвонили строители «Тавриды». Техника вновь зацепила на краю дороги человеческие останки. Как оказалось позже, бойцы РККА, десять человек. При бойцах обнаружено 7 медальонов, из них 1 деревянный. Только в одном из ни сохранился вкладыш, специалисты сейчас работают над его прочтением. Из остальных гильз медальонов высыпались лишь «чаинки» истлевшей бумаги. Так же был найден мундштук для курения, расписанный шифрами. Гильзы, монеты, ручки, карандаши и большое количество мелких осколков, от которых видимо они и гибли…

Заборин Дима

Прочитанные медальоны:

ЛОЗ

Грицаненко Степан Титович, 1907 г. р. Запорожская область, с. Б. Токмачка. Числился пропавшим без вести с ноября 1943 года.

Рак Дмитрий Наумович, 1904 г. р. Днепропетровская область, Межевский район, с. Гавриловка. Числился пропавшим без вести с декабря 1943 года. В гильзе смертника, кроме вкладыша, была обнаружена фотография для документов, на удивление неплохо сохранилась.

Рак Дмитрий Наумович

Подсумок: Шацков Михаил.

Подсумок Шацков Михаил

В поисковой экспедиции принимали участие: отряды Крымской поисково-патриотической ассоциации общественных организаций «ОТЧИЗНА», поисковый отряд «АЗИМУТ» г. Севастополь, волонтеры и поисковики из Крыма и Украины.

Команда поисковиков

Немного о событиях происходивших в 1942 году, на месте проведения наших поисковых мероприятий:

Знаменитый военный корреспондент Константин Симонов описывал это так: «Людей на передовой было бессмысленно много. Ни раньше, ни позже я не видел такого большого количества людей, убитых не в бою, не в атаке, а при артналётах. Кругом не было ни окопов, ни щелей — ничего. Трупы утопали в грязи, и смерть здесь, на этом поле, почему-то казалась особенно ужасной».

Крымский фронт 1942

Сколько погибло солдат и офицеров, моряков-десантников в попытке овладеть этой господствующей, жизненно важной высотой, боюсь ни кто точно нам ответить уже не сможет. Одна только 404 дивизия 44 армии, согласно сохранившимся до наших дней донесениям, потеряла при штурмах этой высоты 435 погибшими и 398 пропавшими без вести (в основном погибшими но неучтёнными) с 16 января по 31 марта 1942 года, большинство погибло при штурме 27-28 февраля. Столько людей положили, но высоту отнять у врага так и не получилось. И это только данные по потерям одной из дивизий принимавших участие в боях по овладению этой высотой.

Цитата из воспоминаний местного жителя Игнатьева Ивана: «На склонах высоты в начале пятидесятых годов, мы с отцом работал на сенокосе. Там было много человеческих останков, близ оплывшего окопа лежал череп, я немного разгреб землю и увидел гильзы от нашей винтовки Мосина. Сразу стало понятно, тут погибали наши солдаты а не фашисты».

Чем же она так важна была, эта высотка? Планируя операцию, Манштейн исходил из следующего:

В условиях неблагоприятного для его войск общего соотношения сил и средств, успех мог быть достигнут только за счет удержания господства в воздухе, внезапности удара и уничтожения главных сил противника в пределах Ак-Монайского перешейка. При этом Манштейн учитывал выгодную конфигурацию линии фронта. В случае прорыва ее южного фланга обеспечивалась возможность отсечения советских войск в районе Тулумчак. Он также принял в расчет преимущества местности. С этой высоты и Кой-Асанских высот просматривалась вся тактическая глубина обороны 44 армии. Эти обстоятельства и явились определяющими при выборе направления главного удара и оперативного построения 11 армии.

Мне удалось найти в интернетах статистику, но я склонен полагать что она очень условная и сильно занижена, но от этого цифра не менее чудовищна:

За 111 суток существования Крымского фронта, потери убитыми и умершими от ран составляли 31051 человека (многие историки считают что гораздо больше); пропавшими без вести (погибшие, не забранные с поля боя или попавшие в плен в апреле-мае 1942) — 161890; не боевые потери (болезни, обморожения) — 1866. Всего безвозвратных потерь — 194807 человек. Санитарные потери (раненые, контуженые) — 83236 человек. Общие потери — 278043 человека…


Ак-Монай 2017
Ак-Монай 2017
Ак-Монай 2017
Ак-Монай 2017
Ак-Монай 2017
Ак-Монай 2017
Ак-Монай 2017
Ак-Монай 2017
Ак-Монай 2017
Ак-Монай 2017
Ак-Монай 2017
Ак-Монай 2017
Ак-Монай 2017
Ак-Монай 2017
Ак-Монай 2017
Ак-Монай 2017
Ак-Монай 2017
Ак-Монай 2017
Ак-Монай 2017
Ак-Монай 2017
Ак-Монай 2017
Ак-Монай 2017
Ак-Монай 2017
Ак-Монай 2017
Ак-Монай 2017
Ак-Монай 2017
Ак-Монай 2017
Ак-Монай 2017

Те, кто приняли смертный бой… Достойный покой?

Опубликовано в автором Один комментарий quote

Фото от ребят из поискового отряда «Ориентир», ст. Трехостровская, Иловлинский район, Волгоградская область.
1
2

Фото поискового отряда «Азимут», г. Севастополь, Крым. Дачника не смутили останки, и на них образовался сортир. Казаки 36 кавалерийского полка.
3
4

Автор фото неизвестен.
5

Дрожь земли 1988 года.

Опубликовано в автором Нет комментариев

1

Посмотрели фильм «Землетрясение». Резюме? — фильм не о чем, если честно, который не стоит ни времени, ни средств.

Но от просмотра фильма, я неожиданно получил прилив воспоминаний и переживаний тех трагических дней.

Забавная штука разум, вроде забыл уже все подробности, но в один момент, это всё вываливается из закромов памяти, и выстраивается в череду событий, четко, упорядоченно, и это уже не обломки и обрывки, а всё как в том же фильме, последовательно, ярко, и почти осязаемо. Эмоции тоже сильны, очень…

wkolnik

7 декабря 1988 года, мне 9 лет, обычный советский школьник. Жили мы тогда в Грузии, в г. Поти. Отец служил родине, а его дивизион на тот момент базировался именно там. Почему я не пошел в тот день в школу, даже и не вспомню, но день для всех нас был тяжелым, и вот как это было.

В этот день, отец взял меня с собой в гараж, нужно было что-то починить в машине. Отцовский гараж находился за нашим домом, плотно прижимаясь к забору кочегарки, которая обогревала нашу «военную» пятиэтажку. Прямо за нашим гаражом, высоко в небо взмывала котельная труба, тогда она мне казалась бесконечно высокой. Отец задомкратил машину и что-то там чинил, я же гонял с друзьями мяч, недалеко, на виду. Вскоре парни разбежались по домам, ну а я к машине, изучать узлы и агрегаты шестерки цвета «коррида». Отец что-то чистил, где-то подкручивал, сосредоточенно, не спеша, как вдруг, машина начала раскачиваться всё еще стоя на домкрате. Тут же отец сказал, что б я не раскачивал машину, на что я непонимающе уставился на него, показывая всем видом, что я, ее даже не касаюсь…

Zemletryasenie-magnitudoy-z

Секундный ступор, и я почувствовал дрожь земли, слабая, еле заметная, но… Мы услышали, как зазвенели сцепки жестких растяжек, которыми труба котельной крепилась к земле. Подняв глаза к небу, мы смотрели, как раскачивается труба, плавно, с небольшой, но заметной амплитудой. Меня это ни сколько не напугало, было очень необычно и любопытно — что это, а главное почему?!? Отец, изменившись в лице, принялся снимать авто с домкрата, собирать и прятать инструмент… На вопрос: «Что это такое», ответил, что не знает, но что-то произошло. Вскоре, зайдя домой, мы услышали разрывающийся телефон: это отцу дежурный по части объявил о боевой тревоге.

016

Стоя на балконе у вольера с волнистыми попугайчиками, бросилось в глаза то, что на улице, появилось необычно много людей, и все, куда-то спешили, как будто на поезд опаздывают…

2

Вечером, отец вернулся со службы, и сообщил нам с мамой, что в Армении случилась беда, какого рода, пока не ясно, то ли взрыв какой то, то ли землетрясение. В связи с этим, все предприятия города подняты по тревоге, и военные и гражданские, и все чего-то ждут на своих «боевых постах». Команды? Понимания происходящего? Руководства к действию?

o_859323

Тут же детское воображение, нарисовало проснувшийся вулкан, красивый, с яркими потоками лавы, с рушащимися скалами, с высоченным столбом дыма и пепла. Чудо природы, красотища какая, а силища, здорово же…

7

Все ждали вечернего выпуска программы «Время», и вот, кто-то сообщает нам с экрана, что где-то в районе городов Спитак и Ленинакан произошло землетрясение, все остальные слова уже слышались как — беда, беда, беда, беда… Ладно, я спать….

6

В школе, на следующий день, нам попытались объяснить, что же произошло. А ты попробуй донести до 9 летних школьников, о масштабах катастрофы так, что бы они в полной мере осознали, о какой трагедии идет речь. У нашей учительницы получилось. Уроков в этот день почти не было. Учительница долго нам объясняла, как важно быть человеком и быть человечным, как важно быть причастным, как должен себя вести советский гражданин, даже маленький, если граждане другой части нашей огромной страны нуждаются в помощи.

11

Класс как класс, кто-то с кем-то дружил, кто-то враждовал, кто-то не общался с кем-то, сильные, слабые. Но сегодня, наш класс, стал другим, нас изменили, мы стали сплоченней, стали единым организмом, с общей целью, настоящей командой. Но даже сегодня, ни кто из нас, еще не осознавал, что же на самом деле там случилось.

009

Везде вокруг, ощущалось напряжение. В лицах прохожих тревога, все вокруг вдруг изменились, стали суровей? Грустнее? По-прежнему, все куда-то спешили. С лиц людей пропали улыбки. В каждом месте, где скапливались люди: у магазина, на лавке перед подъездом, у лавашной возле школы, на КПП дивизиона, у пивной — везде люди спорили и обсуждали только произошедшее. Стало казаться, что всё остальное перестало существовать. Осталась лишь грусть и боль, тяжкое бремя, которое легло на всех вокруг, без исключения, русских, грузин, военных или гражданских, детях и стариках. И только после увиденного и впитанного, детский разум стал понимать, что проснувшийся вулкан это конечно здорово, но всё куда серьезней, и пора немного повзрослеть.

120

На следующий день, в школе, нам объявили, что среди классов и школ города, будет проходить масса конкурсов, ярмарок и состязаний, цель которых — сбор помощи пострадавшим от катастрофы. Подробно рассказали, как мы, мелкие мальчишки и девчонки, малышня по сути, можем помочь этим людям. Вечером, во дворе, собрались вместе почти всем классом, и тщательно разрабатывали стратегию, сейчас это принято называть квестом. Но это было так круто, вариантов помочь была масса, а целью было — наполнить классную копилку деньгами, купить на них что-то очень важное и отправить это в нуждающуюся Армению. Девочки работали над тем, как и какой наделать выпечки, что бы продать ее на ярмарке, про сбор одежды и игрушек. Мальчики же, в своем существе, простых путей не ищут. Стали вспоминать, где можно насобирать различного металлолома, макулатуры, где достать стеклотары, кому продать редких фантиков от «Turbo», может где-то «марками похлопать», но это рискованно. Договорено, решено, впереди два выходных. И начались приключения.

Lom

Утром следующего дня, вся пацанва собралась во дворе у газгольдера, разбились на группы, обсудили, кто и куда идет, прочие рабочие моменты, и разбежались. Стало бросаться в глаза, что людей в городке стало как-то меньше, как будто все куда-то уехали, или просто сидят по домам, даже завсегдатаи пивной куда-то подевались. Необычно очень. Только позже стало понятно, что все, кто мог, уехали туда, где беда, кто-то сам, кого-то направили, специалисты морзавода, крановщики, военные, милиция, железнодорожники, медики… Ну а мы побежали искать стеклотару, благо мы знали неподалеку пару «рыбных» мест — склады «Боржоми» у железнодорожной станции и завод «Арго» неподалеку. Решено, на ж\д! Со складом было всё как в кино, откидываешь доску на одном гвозде в сторону, и детское тельце уже внутри просторного помещения заставленного ящиками с газировкой. Трое нас и ящиков эдак 50 «Боржоми». Конечно же, мы открыли по одной бутылке, и попили холодной газировки, как без этого. В складе было и много ящиков с пустой тарой, вот она то нам и нужна была, и давай мы ее складывать в торбы и сетки, звенеть посудой…

makulatur

Вдруг, дверь склада открывается, входит пожилой грузин, и традиционно — руки вверх! Посмотрел на нас, на открытые бутылки, на торбы с тарой, ну и спрашивает, что мы задумали. Мы рассказали ему про конкурсы, ярмарки, про сбор средств, про то, что хотели «стырить» немного тары, что бы сдать и выручить денег, одна бутылка целых 10 копеек стоит, это нам сильно помогло бы. Грузин улыбнулся, достал из кармана потертую «трешку», протянул нам, и грозно рыкнул, что б мы больше сюда не приходили.

— Спасибо дядь, а бутылки можно забрать? Не выгружать же их обратно.
— А ну бегом отсюда….

8

Нашей радости не было предела, но что такое три рубля, когда целая республика в беде. На «Арго»!

На «Арго» нас давно знают, летом, купаясь в ставке неподалеку, всё время бегали под окна разливочного цеха в надежде, что сегодня смена именно доброй тети на конвейерной ленте, которая никогда нам не отказывала в желаемом напитке. Арго, Тархун, Пепси, Дюшес, Буратино, даже не помню уже названий всех напитков, которые там разливали. В этих отношениях, главным правилом было — взамен бесплатного лакомства, нужно было вернуть бутылку, это закон. Как поступить в этот раз? Не вернуть бутылки? Лишить себя возможности пользоваться добротой этой тети? Тяжелый выбор я вам скажу. Было решено поговорить с ней, объяснить, а вдруг можно не вернуть бутылки. В этот день нам снова повезло, была именно та смена. Получив по бутылке напитка, мы рассказали примерно то же самое, что и пожилому грузину который нас сегодня поймал на складе. Тётя, сказала что можно, а вечером, накидает на траву под окном еще пустых бутылок, но утром рано их нужно будет забрать, обязательно. Сказав хором спасибо, довольные проделанной работой, побежали во двор, узнать как дела у других пацанов, ну и, конечно же, показать всем нашим, мятую зеленую трешку. Парни из других команд, занимались кто чем. Одна команда собирала макулатуру, выгребли из домов всю макулатуру что было не жаль, журналы, газеты, исписанные тетрадки, дневники. Облазили все подвалы и чердаки по близости в поисках металлического лома. Девочки же, обошли всех своих подруг, насобирали внушительное количество игрушек. Мы так по-детски радовались этому начинанию, у нас получалось, мы старались, и результат не заставлял себя ждать. Вечером, рассказав родителям про наши успехи, мама сказала, что приготовит печенье для ярмарки. У мамы была форма «Олимпийский мишка», мамины мишки самые вкусные из всех, что приходилось есть…

aKylWBVwhWottQhJFcXKXdXHnL

Следующий день, мы опять провели в поисках всякого добра, которое можно было превратить в деньги или упаковать и отнести в школу на пункт сбора гуманитарки. Когда мы притащили в бакалею бутылки что бы сдать, несколько бутылок забраковали, сказали что на бутылках сколы, а мы давай негодовать, объяснять, что скол почти незаметный, а деньги нам нужны на помощь пострадавшим. Тогда томная продавщица, забрала эти бутылки у нас и дала нам несколько блоков спичек. Спичек!? Удивились мы… Берите, там они сейчас нужны, точно вам говорю. Раз нужны, значит берем, куда деваться.

В понедельник, в школу потянулись целые караваны, люди с сумками, дети с родителями, у кого-то коробки, почтовые ящики… Тащили всё: кто-то мешочек сухарей с изюмом, кто-то куль пряников, кто-то варежки и шарфики, кто-то вязаные носки и шапки, абсолютно всё, что хоть как-то могло быть полезным. Мама помогла донести до школы, приготовленных вчера мишек, много мишек ))) Зайдя в школу, мы как будто оказались в раю для сладкоежек, отовсюду доносились дурманящие ароматы еще горячих пирогов и блинчиков, кексов и всевозможных пирожков и пирожных, тортов, чая и сладких напитков. Так необычно. И зайдя в любой класс, можно было попробовать всё, чего хотелось, но за энное количество копеек.

Весь класс, заранее договорился экономить на обедах, все «кормовые», складывались в классную копилку, отказывая себе в привычном лаваше на обед или булочке с компотом. Кто-то вытряхивал копилки и опустошал все свои заначки, монеты звенели, копилка наполнялась, мы так радовались этому общему делу. Следующие два дня, уроков тоже особо и не было, ярмарки, конкурсы, призы, суматоха. А после уроков, опять на промыслы. Сколько мы железа перетаскали, сложно представить, а стеклотара в городе просто исчезла, ударными темпами сдавалась и макулатура. Приметно и то, что нам всегда старались дать больше чем мы заработали, мы то уже примелькались везде, и все знали, зачем и почему мы этим занимаемся. Понимали, все помогали, как могли, не нам, а тем, кто там, в 260 километрах от нас, мерзнет и голодает, страдает от боли и лишений, от потери всего, что у них было, а может даже больше.

2158630

В поисках металлолома, мы бродили вдоль железно дорожных путей, собирали костыли и подкладки под рельс, тогда мы обратили внимание на необычный состав. Этот эшелон стоял на погрузке у товарной станции. Вагоны и платформы, были доверху набиты различными грузами. Это были бытовки, кровати и раскладушки, большие тюки с одеялами, «улитки» матрацев, на платформах трактора и бульдозеры, и много еще незнакомого нам оборудования. Но на нескольких открытых платформах, были сложены и закреплены гробы, очень много гробов. Этот состав оставил очень тяжелый след в памяти, нам тогда казалось, что их было очень-очень много. А на самом деле, это была всего лишь капля в море трагедии.

020

В конце недели подводили итоги, вся школа взволнованно ожидала результата, конечно же, все хотели отличится, для всех это было так важно, дети же. Я уже не вспомню, какая из городских школ была самой результативной, но в нашем классе, оказалась самая жирная копилка в школе. Нашей радости не было предела, у нас получилось, мы так старались. А мамины олимпийские мишки, продавались очень хорошо, потому что мамины мишки, самые вкусные на земле! Помню, как вся школа высыпала на улицу, наблюдая и провожая взглядом машины, загруженные одеждой и игрушками, посылками, коробками, отправляющимися туда, где их так ждут.

3

В январе, у нас проездом останавливался мамин брат из Аскании-Нова, что находится в золотых степях Херсонщины. Дядя Коля, трудился шофером-дальнобойщиком, и в наших краях он оказался не случайно. Его сюда привела всё та же беда. Прежде чем он приехал к нам, ему пришлось преодолеть длинный и сложный путь. Получив груз в Аскании-Нова, он отправился в белорусский город Лида. Разгрузившись и получив новый груз, он отправился в Сыктывкар, Коми. Там он получил путевку в Ленинакан. Загрузившись оборудованием для временного проживания в палаточных городках, отправился на Кавказ. Проехав 7100 километров, отдыхал почти сутки. Отдохнувши, поехал в Ленинакан. Выехав из Ленинакана, доехал до грузинского города Кутаиси, получил новый груз и опять отправился в зону бедствия. Сколько сделал туда дядька ходок, мне неизвестно, но, уйдя в рейс 1 января, домой он вернулся только в марте.

auto

В общем, это всё что сохранилось в памяти о тех событиях.

А что касается фильма — в нем нет чиновников, которые наливали полные баки совершенно бесплатно любого формата «большегрузам» идущим на помощь, в нем нет государства со всем его народом который накрыла скорбь и участие, в нем нет армии людей спасающих других людей, в нем нет девятилетних мальчишек и девчонок которые наравне с взрослыми, по-своему но спасали этих людей. В нем даже не упомянуто о обстановке на границе Азербайджана и Армении на тот момент. Картина не раскрывает всего, что там случилось. Только спецэффекты и крохотный, возможно придуманный эпизод. Фильм, в конце которого произносишь фразу: Это всё? Фильм закончился!? **я…

Фото из интернетов, копирайты не вырезал.

У меня всё. Спасибо за внимание!

1386087119_14

121212121212121212

^9532BAD729DCE77C49F6D7CF0532B8F4A7405235564392535F^pimgpsh_fullsize_distr

1-7c4e4e67dd9931143a2174811cabe910

002

003

4

008

010

013

014

017

018

019

021

022

024

034

5625318

Armenia2

auto-

Рубрика: Размышлизмы