Архив рубрики Поисковое движение

Ак-Монай, май, 2017 год.

Опубликовано в автором Нет комментариев

Традиционно, хочу поблагодарить друзей, коллег, участников сообщества, и тех кто прочтет эту статью. Всех тех, кто помогал нам проделать эту непростую работу. Весной мы вас просили о помощи, и мы ее получили, всё о чем мы вам расскажем ниже — сделано благодаря ВАМ!

Крымский фронт, май 1942

Ак-Монай, май, 2017 год.

Салют! Меня уже так замучили вопросами вроде: «Серый, ну когда уже напишешь, когда можно будет про экспедицию почитать!?!?! Интересно же очень!» Вы уж простите, то времени нет, то настроения, то еще что то… Все, сейчас точно напишу. Погнали!

Крымский фронт, штурм высоты 66.3, апрель 1942 года

С самого начала нашей поездки, все пошло не так как планировали, как всегда в общем. По приезду в Феодосию, зарядили проливные дожди, два дня нам пришлось сидеть на квартире и всматриваться с балкона в горизонт, в надежде увидеть ласковое Крымское солнышко и команду к действию — «дождь закончился». На третьи сутки, небо над нами сжалилось, можно было ехать в степь. Ветерок обдул грунтовые дороги, немного пригрело солнышко и до места постановки лагеря получилось доехать без приключений. На лагере уже стояло несколько контейнеров с бойцами. Парни зря время не теряли.

буря

буря

В этот день, дождик всё же периодически капал, не так энергично как предыдущие несколько дней, но нам приходилось выходить со степи в укрытие, прятаться в штабной палатке, сушится и наслаждаться горячим чаем. Поисковый день был так себе, нашелся гнилой тубус от немецкого снаряда «ахт ахт», охапка гранат, огромные осколки от авиабомб и прочие напоминания о тех жестоких боях, в общем мима всё.

поиск бойцов

Новое утро, погода не очень, небо хмурое, но не льет, на лагере я, Женька, Жанна и новобранец-волонтер Виктор из Города Героя Керчь. Собрались и двинулись в поиск. После получаса брожений по ароматной цветущей степи, нашелся хороший сигнал. Шурф на штык лопаты, выдал нам фрагменты костей, человеческие зубы, а потом и солдатские ботинки. Работа закипела, наконец то. Показался один боец, за ним второй. Ни куда не торопясь, стали расширять нашу яму, но чем больше мы расширялись, тем очевиднее было то, что в этой яме не два, и уж точно не четыре солдата покоится.

Эксгумация

Немного расчистив первого бойца, налетела степная «мряка». Кто знает, тот поймет, а кто не знает, попробуйте нарисовать картину в своем воображении: степь, ветер, небо затянуто черными тучами, температура примерно 15 градусов, водяная пыль, взвесь, которая и называется местными жителями «мрякой», еще не дождь, не морось но уже и не роса и не туман. Не промокаешь, сыреешь, одежда становится тяжелой, сам становишься неповоротливым, выбрасываемый из раскопа грунт, начинает налипать практически на все что его касается. Трудно работать, много сил уходит на то что бы выбрать и выбросить слипающийся грунт, приходится постоянно очищать совки лопат, скребки, ножи, обувь.

Эксгумация

Первый боец оказался не простым рядовым, пришли к единому мнению, что это кто-то из младшего командного состава. При бойце были: карманные часы в которые угодил осколок и разорвал их как бумажные, компас, карандаши. Обвес был на бойце что надо, планшет, штык от СВТ и рожки с патронами к ней же, гранаты, запалы, жменя монеток в кармане, одна из которых это 5 греческих лепт 1912 года, однако! Часть оптики от бинокля, опасная бритва и капсула смертного медальона, деревянная. Знал что были и такие, но узрел впервые. Рассыпался в руках, конечно же в нем не сохранилось ни чего. Обидно, до слез обидно. От чего погиб солдатик, думаю мы уже не узнаем, потому как весь нашпигован осколками, да и все они в осколках и пулях, думается что железо в них прилетало и после гибели.

ЛОЗ

Остальные явно рядовые, пехота, все боевые, с боекомплектами. Бойцы навалены хаотично друг на друга, стаскивали и сбрасывали в воронку как попало. За день мы успели поднять из этой воронки, пятерых бойцов. Вечером обсушились, кое как помылись и как полагается, опрокинули по сто за наших солдат. А на следующее утро добрали шестого. Остальную часть дня бродили по степи в поисках новых сигналов, воронок, солдат. Заложили несколько шурфов, но дорыть не успели, вечерело.

эксгумация

За ужином, раздался телефонный звонок, звонили с работы, форсмажор, бла бла бла, извините что отрываем вас от важных дел и отдыха, бла бла бла, но вам нужно заступать на дежурство послезавтра утром в 8 часов, бла бла бла, без вариантов, бла бла бла… Походили с парнями еще пол дня по степи в поисках, и стали собирать пожитки, запихивать их в машину. Настроение? Гнев. Вечером, распрощавшись с друзьями и коллегами, тронулись на Севастополь.

Команда археологов

После нашего отъезда, парни съездили познакомиться со строителями новой автотрассы «Таврида», которая пока еще по большей части есть только на планах чем на грунте. Раздали номера телефонов прорабам, трактористам, бригадирам, что б те звонили, если вдруг в работе попадутся останки солдат. Долго ждать не пришлось, техника стремительно приближалась к зоне наших поисков, и в тот же день, бульдозер раскрыл останки бойцов. В общем, парни каждый день выезжали на строящееся полотно будущей трассы, и вынимали бойцов из под ковшей грубых машин.

Трасса Таврида

Пообщавшись в процессе работы со строителями, парни подметили интересный факт: почти все строители из боевых регионов, Ростов и область, Краснодарский край, Волгоград и область… Мужики с пониманием и уважением отнеслись к нашим трудам. Каждый раз, натыкаясь на останки, перегоняли технику в другое место и продолжали работу там, пока парни занимались эксгумацией, помогали снимать грунт, обрывать останки. Один бригадир вообще заявил: «пацаны, если где-то тут в стороне порыть надо, звоните, пригоню экскаватор, всё сделаем красиво, соляру государство оплатило». Спасибо! Вот простое человеческое спасибо! Нет, не за бульдозер, за то что не «пофиг».

Трасса Таврида

Так вот и пролетели за «работой-отдыхом» две недели. Результат усилий многих замечательных людей: удалось найти 54 солдата Крымского фронта, найдено при них 6 медальонов, уцелевших и прочитанных, к сожалению только два, один подписанный подсумок от патронов. А Димке все же удалось приехать к деду, участнику Керченско-Феодосийской десантной операции, погибшему в окружении в январе 1942 года у хутора Розальевка, там же, недалеко.

Курдов Георгий Афанасьевич
Курдов Георгий Афанасьевич

После закрытия вахты, буквально через пару дней, парням из Феодосийского отряда «Ак-Монай» позвонили строители «Тавриды». Техника вновь зацепила на краю дороги человеческие останки. Как оказалось позже, бойцы РККА, десять человек. При бойцах обнаружено 7 медальонов, из них 1 деревянный. Только в одном из ни сохранился вкладыш, специалисты сейчас работают над его прочтением. Из остальных гильз медальонов высыпались лишь «чаинки» истлевшей бумаги. Так же был найден мундштук для курения, расписанный шифрами. Гильзы, монеты, ручки, карандаши и большое количество мелких осколков, от которых видимо они и гибли…

Заборин Дима

Прочитанные медальоны:

ЛОЗ

Грицаненко Степан Титович, 1907 г. р. Запорожская область, с. Б. Токмачка. Числился пропавшим без вести с ноября 1943 года.

Рак Дмитрий Наумович, 1904 г. р. Днепропетровская область, Межевский район, с. Гавриловка. Числился пропавшим без вести с декабря 1943 года. В гильзе смертника, кроме вкладыша, была обнаружена фотография для документов, на удивление неплохо сохранилась.

Рак Дмитрий Наумович

Подсумок: Шацков Михаил.

Подсумок Шацков Михаил

В поисковой экспедиции принимали участие: отряды Крымской поисково-патриотической ассоциации общественных организаций «ОТЧИЗНА», поисковый отряд «АЗИМУТ» г. Севастополь, волонтеры и поисковики из Крыма и Украины.

Команда поисковиков

Немного о событиях происходивших в 1942 году, на месте проведения наших поисковых мероприятий:

Знаменитый военный корреспондент Константин Симонов описывал это так: «Людей на передовой было бессмысленно много. Ни раньше, ни позже я не видел такого большого количества людей, убитых не в бою, не в атаке, а при артналётах. Кругом не было ни окопов, ни щелей — ничего. Трупы утопали в грязи, и смерть здесь, на этом поле, почему-то казалась особенно ужасной».

Крымский фронт 1942

Сколько погибло солдат и офицеров, моряков-десантников в попытке овладеть этой господствующей, жизненно важной высотой, боюсь ни кто точно нам ответить уже не сможет. Одна только 404 дивизия 44 армии, согласно сохранившимся до наших дней донесениям, потеряла при штурмах этой высоты 435 погибшими и 398 пропавшими без вести (в основном погибшими но неучтёнными) с 16 января по 31 марта 1942 года, большинство погибло при штурме 27-28 февраля. Столько людей положили, но высоту отнять у врага так и не получилось. И это только данные по потерям одной из дивизий принимавших участие в боях по овладению этой высотой.

Цитата из воспоминаний местного жителя Игнатьева Ивана: «На склонах высоты в начале пятидесятых годов, мы с отцом работал на сенокосе. Там было много человеческих останков, близ оплывшего окопа лежал череп, я немного разгреб землю и увидел гильзы от нашей винтовки Мосина. Сразу стало понятно, тут погибали наши солдаты а не фашисты».

Чем же она так важна была, эта высотка? Планируя операцию, Манштейн исходил из следующего:

В условиях неблагоприятного для его войск общего соотношения сил и средств, успех мог быть достигнут только за счет удержания господства в воздухе, внезапности удара и уничтожения главных сил противника в пределах Ак-Монайского перешейка. При этом Манштейн учитывал выгодную конфигурацию линии фронта. В случае прорыва ее южного фланга обеспечивалась возможность отсечения советских войск в районе Тулумчак. Он также принял в расчет преимущества местности. С этой высоты и Кой-Асанских высот просматривалась вся тактическая глубина обороны 44 армии. Эти обстоятельства и явились определяющими при выборе направления главного удара и оперативного построения 11 армии.

Мне удалось найти в интернетах статистику, но я склонен полагать что она очень условная и сильно занижена, но от этого цифра не менее чудовищна:

За 111 суток существования Крымского фронта, потери убитыми и умершими от ран составляли 31051 человека (многие историки считают что гораздо больше); пропавшими без вести (погибшие, не забранные с поля боя или попавшие в плен в апреле-мае 1942) — 161890; не боевые потери (болезни, обморожения) — 1866. Всего безвозвратных потерь — 194807 человек. Санитарные потери (раненые, контуженые) — 83236 человек. Общие потери — 278043 человека…


Ак-Монай 2017
Ак-Монай 2017
Ак-Монай 2017
Ак-Монай 2017
Ак-Монай 2017
Ак-Монай 2017
Ак-Монай 2017
Ак-Монай 2017
Ак-Монай 2017
Ак-Монай 2017
Ак-Монай 2017
Ак-Монай 2017
Ак-Монай 2017
Ак-Монай 2017
Ак-Монай 2017
Ак-Монай 2017
Ак-Монай 2017
Ак-Монай 2017
Ак-Монай 2017
Ак-Монай 2017
Ак-Монай 2017
Ак-Монай 2017
Ак-Монай 2017
Ак-Монай 2017
Ак-Монай 2017
Ак-Монай 2017
Ак-Монай 2017
Ак-Монай 2017

Те, кто приняли смертный бой… Достойный покой?

Опубликовано в автором Один комментарий quote

Фото от ребят из поискового отряда «Ориентир», ст. Трехостровская, Иловлинский район, Волгоградская область.
1
2

Фото поискового отряда «Азимут», г. Севастополь, Крым. Дачника не смутили останки, и на них образовался сортир. Казаки 36 кавалерийского полка.
3
4

Автор фото неизвестен.
5

Крым-Фронт. Октябрь 2016 года…

Опубликовано в автором Нет комментариев

Перед тем как написать эту статью, хочу поблагодарить друзей, коллег, участников сообщества, и тех кто прочтет эту статью. Всех тех, кто помогал нам проделать эту непростую работу. В сентябре мы вас просили о помощи, и мы ее получили, всё о чем мы вам расскажем ниже — сделано благодаря ВАМ!
Крымский фронт
В прошлом году я впервые воткнул лопату в земли Ак-Моная. Странное было ощущение, лопата не втыкалась, гнулась, хрустела, намекала что вот-вот и сломается, и ведь нормальный новый фискарик подаренный другом из Питера. А я думал что у нас сложный грунт…
Гибель солдата. Крымский фронт, Керченское направление, апрель-май 1942 года
Задумался о том, как бойцы тут зарывались в родину, в январе 1942 года, саперными лопатками и штыками… И все это, ради того что бы ослабить натиск супостата на стены Севастополя, дать крепости передышку. Вот уж кара для врага, лучше не придумать, измотать войска рытьем окопов.

Ак-Монай
Наш первый рабочий день, был спланирован задолго до экспедиции. И день выдался что надо, дует теплый южак и щедро солнечно…
Корпеч (Птичное)
Весной, к нам за помощью, обратился один замечательный человек. В марте 42 года, в жестокой мясорубке близ Корпечи (Птичное), погиб его дед: Чудасов Иван Степанович, 1898 г. р. с. Покурлей Черкаского района Саратовской области. Призван в октябре 1941 г. Каганским ГВК Узбекистана. Красноармеец, строевой 832 стрелкового полка 400 стрелковой дивизии. Умер от ран 24.03.1942 г. Похоронен в братском воинском захоронении у с. Корпеч (Птичное), Крым.
Корпеч (Птичное)
Корпеч (Птичное)
Расставив палатки и отдохнув с дороги, отправились с друзьями в путь. Увековечив имя Ивана Степановича на обелиске солдатского захоронения, налив сто грамм и отломив хлеба, отправились на помощь к парням, в поле. Работа кипела, парни пробивались к сигналам и целям, намеченным еще с вечера, уже и первые открытия есть…
Корпеч (Птичное)
Первый шурф, наши гильзы 45мм, настрела мешок, ящики от снарядов, ошметки ЗИПа от орудия, каски… Бойцов нет, оружия нет, это хорошо, и дрались долго. Углубляемся…

Кто то из парней окрикнул — боец! Ощущения? Вроде и радостно, и тревожно как-то. Хорошо что боец, главное что б медальон был. Но нет…
Ак-Монай
В течении последующих двух часов, было часто слышно от парней в радиусе 300 метров — Еще боец! И еще! У нас тоже! А у меня два показалось. И понеслось…
Ак-Монай
После обеда и короткого перекура, прошелся по раскопам осмотреться, у парней показался связист с катушкой телефонного кабеля на спине. Убило осколками, лежит на дне воронки. Грустно…

В другом раскопе какой-то жуткий перемес гари и солдатских останков, прямое попадание снаряда или мины, шансов не было. Провода, разбитый телефон, опасная бритва, мыльница, карандаши, планшеты, линейка, кубарики на крышке от «допника», портсигар с папиросками, и о чудо! Матрица батальонной печати. Надпись на матрице гласит: «1 отдельный стрелковый батальон 12 отдельной стрелковой бригады». Три офицера…
Ак-Монай

Ак-Монай

Ак-Монай

Ак-Монай

Кто-то чертыхается, мима, боеприпасы, как же я их понимаю, самая нежеланная находка, но, это война «дружище Битнер», тут везде ВОПы… У нас тоже мима, боекомплект гранат и запалов, каска, бойцов нет.

Ак-Монай

Ак-Монай

У кого-то показались фрагменты подорванной брони, катки, мелкие детали, разодранные диски от ДТ. В нескольких шагах, парни наткнулись на каску и котелок, а под ними боец. Портупея, планшет в котором оказались карандаши и красноармейская книжка, блокнот с записями, выписка из приказа по 11 танковому полку, обломанная ложка, пуговицы с гербом СССР. Ну парни, кажется мне что это политработник или старший командный состав.

Ак-Монай

День как-то быстро пролетел. Посчитались перед ужином, 25 бойцов, жуть, какая высокая плотность, между большинством раскопов менее трех метров. Игорь и Серега, весь день отбивали сигналы, наставили очень много меток, но это уже завтра…

Ак-Монай
Утром следующего дня, лагерь облетела неприятная новость, по Крыму объявлено «штормовое». Вот и закончилось ласковое Крымское «бабье лето» и относительно спокойная работа в футболках на теплом южном солнышке. К обеду подул сильный северо-запад. Все старались побыстрее окопаться, чтоб хоть как-то укрыться от ветра, засыпающего глаза Ак-Монайской пылью.
Ак-Монай

Ак-Монай
И вот опять — там бойцы, и где-то там тоже показался боец, а у нас по прежнему мима, котелок да ложка, саперная лопатка, две каски, противогаз, подсумок полный патронов и Мосинская «игла», еще царева. Ничего, удача улыбается усердным.

Ак-Монай
Перекур. Пройдусь по раскопам. Метрах в пятнадцати от нас, у парней нашелся моряк, главстаршина. Дрался до последнего вздоха, утопая по колено в гильзах, сраженный пулей навалился на массивный станок от «Максима», щиток от Макса перед станком, по краям ячейки три цинка с «желтоносиками», бак от ленты, много гранат, противотанковых в том числе, а Максим трофейные команды подобрали. На ремне штык от СВТ в немецких ножнах, а якоря на латунных пуговицах с морского бушлата навивают грусть. Моряк, а убит в степи, звучит как ошибка. О храбрых «Schwarzer Tod» ходили легенды, одна страшнее другой… Эх, товарищ главстаршина… Жаль, жаль что вот так, в степи…

Ак-Монай

Ак-Монай

Ак-Монай
Медальон!!!!!!!!!!!!!! Кто-то орет на всё поле. Трепетный момент, вот бы прочитался. Закладываем новый шурф, опять боекомплект ((( Досадно но ладно.
Ак-Монай
В раскопе рядом, парни нашли санитара убитого осколками. Медицинская сумка, остатки перевязочных пакетов, спирт, йод, ампулы с препаратами, котелок, каска да винтовка, и фляга с инициалами «Ш.И.И»…

Ак-Монай

Ак-Монай
На следующее утро начались приключения, погода портится стремительно, ветер усиливается и пытается угнать палатку в степь, выдергивает с кольями… Зарядились сухпайком и отправились в степь. К вечеру заложили 6 шурфов намеченных еще вчера. Пять из них без бойцов, железо, железо, железо… Шестой уже на закате закладывали, нашелся советский котелок, а рядом простреленный немецкий котел, воткнули лопату в край раскопа, как тут же показалась подкова немецкого ботинка. Под ним второй. Сквозь трещину в коже видно кости, сомнений нет, боец. Наш ли?! Всё, сворачиваемся, 10 минут до темени…

Ак-Монай

IMG_9644
Вечер выдался тот еще, ветер лютует, костер не поставить, газ-горелка еле справляется, поесть горячего не получилось. Чай да тушенка. Споры за ужином — «ну не может же быть немец», «столько усилий и найти интуриста?!?!?», «вскрытие покажет…» Поспать толком не удалось, всю ночь казалось что еще немного, и палатку сорвет с растяжек, но вставать было лень конечно же…
Ак-Монай
Утро, далеко на горизонте грозовые тучи, ночью дождик пытался капать, но так и не пошел. Сухпай без чая в стиле «шустро». Единогласно принято решение — сложить лагерь в машину, выкатить на асфальт, «джентльменский набор» в руки и мухой в степь вскрывать находку. Ветер сильный, как вчера, но вчера хотя бы тепло было, сегодня зябко, очень. Два ботинка, голень, пытаемся понять направление, еще пол штыка в низ, еще ботинок, точно наш, флотский. Два бойца? Погода всё хуже. Еще пол штыка и еще два флотских ботинка. Подошва тоненькая, стертая… Черт, как же он в этих ботинках тут сражался в январе-мае 1942 г. КАК!?!?!?!?! Да можно сказать что босой. Жуть!
Ак-Монай
Работаем, быстрей, аккуратней… Пока мы с Женькой оперативно расширяли раскоп, Жанна официально заявила, что показалась пара обуви четвертого бойца.
Вот это приключение! С одной стороны — погода говорит «парни, шутки в стороны» а с другой — все понимают, что пока бойцов не поднимем, с поля ни кто не уйдет. Закапал дождь, Жанну отправили в машину греться, сами налегли на лопаты. Ну и грунт я вам скажу, быстро поддаваться не хочет. Подняли трех, точно наши, все признаки.
Ак-Монай
У бойца в трофейных ботах, карандаши, монетка, мундштук для курения, подсумок с патронами, пехотные пуговицы, запалы к гранатам… Остальные двое почти пустые, патроны, запалы, ложка, пуговицы и шинельные зацепы. С хмурого неба посыпалась «крупа». Серьезно? Вот прямо сейчас и прямо здесь? И ветер вроде как усилился.
Ак-Монай
С четвертым бойцом, пришлось повозится, все четверо лежали друг на друге в узком коротком окопе, и пока добрались до четвертого, сильно замерзли, промокли и устали. Еще на этапе когда показалась обувь, а это были сапоги, стало понятно, будет какой то сюрприз. Так и вышло, боец не прост. Сапог маленького размера, на ногу с размером 36-38, портупея с пустой кобурой от ТТ, шомпол от него же, плечевой ремень, карандаш, монетка, в области шеи петлицы и «кубарики» младшего лейтенанта, а в нагрудном кармане прямоугольное зеркальце. Надо же, уцелело. Все особенности строения скелета, указали на то, что перед нами женщина. Осколки в области живота, разбита левая лопатка, сломана рука. Девочка молоденькая, городская, во рту зубные имплантанты белого металла тринадцати зубов хорошего качества. Грустно. Надо торопится. И ни одного медальона или именного предмета.
Ак-Монай
Многие ошибочно считают, что он был в петлицах рядового состава пехотных частей. В действительности, этот знак с 1940 по 1943 год, был только в петлицах офицерского и политсостава РККА, а так же войск НКВД и то не всегда из-за нехватки в наличии этих петличных знаков.

Спешно упаковав бойцов по контейнерам, средства достижения целей, поплелись к машине. Составили акты, заложили бойцов во временное захоронение, оборудованное несколько дней назад, кое-как отмылись и переоделись в сухую одежду. Усталость и холод, и хочется горячего чая. Повалил густой мокрый снег. Обсудив положение в котором мы оказались, Женя принял решение ехать домой, в Севастополь, так как погода, как минимум на неделю испортилась. Мы же с Жанной, решили остаться в Феодосии у друзей, хотя бы на сутки, подумать что делать дальше, как поступить, как использовать оставшееся свободное время и средства с максимальной пользой. Женя в автобусе, а у нас, горячий чай и душ сделали свое дело. Выспались…

Ночью прошел сильный дождь. Было решено, поехать в тур по селам Ленинского района, поискать солдатские захоронения, переночевать где то в поле, и следующий день тоже посвятить поиску захоронений, по возможности поискать и в Кировском районе тоже. По погоде. Все два дня выдались сырыми и холодными. Но объектов нашли много:

Два захоронения нашли в Кировском районе, в с. Васильковое (Аппак-Джанкой) и с. Сенное (Тулумчак).

Девятнадцать нашли в Ленинском районе: с. Кирово (Войковштадт), воинское захоронение несуществующего с. Широкое (Узун-Аяк), воинское захоронение несуществующего с. Дорошенково (Тайгуч), с. Южное (Седжеут), с. Красногорка (Кенегез), с. Ленинское (Петровское), с. Песочное (Мескечи), с. Виноградное (Чокул), с. Королево (Коджалар), с. Ильичево (Каракуй), с. Калиновка (Корпе), с. Заводское (Красный Кут), с. Мысовое (Казантип), Семеновка (Китень), с. Уварово (Кият).

Уже сегодня ведется работа по уточнению и сверке списков захороненных бойцов. Эти данные будут опубликованы позже.

После нашего отъезда, как только погода наладилась, парни из Феодосии, Нижнегорского, Советского, Армянска и Джанкоя, продолжили поиски. В общей сложности, за экспедицию обнаружено 90 воинов, именных пока только 7 человек:

боец №5 — ЛОЗ «Елугин Петр Алексеевич, ефрейтор, 1919 г.р.»
боец №7 — Котелок подписной «Лунин» с остатками медицинской сумки «Лунин Петр Николаевич, военфельдшер, 1923 г.р.»
боец №9 — ЛОЗ-записка «ТССР, Чарджоусский район (область), Горздравотдел, получить Багаутдиновой Рахие»
боец №13 — ЛОЗ не заполненный.
боец №15 — ЛОЗ сгнил, (котелок Керчь переправа).
боец №18 — ЛОЗ «Суханов Григорий Егорович, красноармеец, 1917 г.р.»
боец №20 — ЛОЗ сгнил.
боец №31 — ЛОЗ «Бережной Иван Васильевич, красноармеец, 1912 г.р.»
боец №32 — Обломок ложки «Пономарев Николай 1940.XI.X. призыва» офицер. В планшете красноармейская книжка в которую была вложена выписка из приказа по 11 танковому полку на имя сержанта, механика-водителя танка Т-26 Василишина Н.А. а так же блокнот с записями.
боец №42 — ЛОЗ «Частично прочитан, ведется работа по прочтению».
боец №50 — Ладанка «прочтение маловероятно».

Сколько в ходе экспедиции обнаружено различных боеприпасов, даже не знаю, но это очень внушительная цифра. Всё до копейки передано бойцам МЧС на утилизацию.

Sxema1

1

2

3

4

5

6

7

8

IMG_9671

IMG_9691

IMG_9692

IMG_9693

IMG_9694

IMG_9696

IMG_9888