Архив рубрики Поисковое движение

«Ну что с того, что я там был…»

Опубликовано в автором 0 comment video

В поисках забытых батальонов…

Опубликовано в автором Нет комментариев

Недавно, в одной из поисковых экспедиций, глядя на мое эмоциональное состояние после посещения нескольких братских могил в районе проведения поисковых работ, мой друг сказал мне: «Серый, да! Поиск дело благородное, но в наше время и живые ни кому не нужны, а ты о погибших печешься…»

Миллионы граждан нашей многонациональной родины вернулись с войны, но миллионы наших солдат остались там, где их настигла смерть, в поле, в море, в болоте или лесу, в горах и на пляжах, на огородах наших дачных участков. Всех этих солдат ждут и сейчас, и это не метафора, не оборот речи — это железобетонный факт!

Тысячи поисковиков работают круглый год, из года в год, на полях жестоких сражений. На полях брани и ужаса. На полях чудовищной несправедливости к тем, кто проливая последнюю калю крови, погибал с оружием в руках, к тем, кто застыл на дне окопа в отражении вражеской атаки защищая меня и Вас от участи НЕСУЩЕСТВОВАТЬ! Всех их окрестили быть: б\п (без вести пропавший).

Солдат не должен быть пропавшим без вести, порой имя, это всё что у него осталось от жизни и рода, и его всё реже удается установить. Время берет свое.

Вы не видели глаз мальчишек и девчонок 12 лет, что нашли в грязи медальон, который в последствии был прочтен, были найдены родственники солдата. Вы не видели глаз потомков солдата, его внуков и правнуков. Седовласых старцев, которые узнали, как и где погиб их отец или брат. Это прекрасно. Что бы описать это состояние и чувство — слов еще не придумали.

Социум сложный механизм, но в нашей работе больше не на кого рассчитывать, только на Вас, наших сограждан нашей многонациональной родины. Потребностей для более продуктивной деятельности, у нас очень много, объединившись и сложившись по копейке, заткнув все бреши и получив современное оснащение, мы сможем вернуть очень много солдат и имен, и воспитаем не одно поколение профессиональных поисковиков.

После всего прочитанного выше, сомневаясь в принятии решения — попробуйте поставить на вымышленные весы, имя солдата павшего в бою и 100 рублей которые потратятся утром на пачку сигарет или что-то менее значительное для Вас. Представьте, что мы звоним Вам и сообщаем — «Ваш дед найден, вернулся с фронта, погиб по Севастополем, дрался насмерть, увековечен, привозите правнуков.»

Благодаря Вам и вашей поддержке, мы делаем это ежедневно…

Помочь нам, можно разными способами, материально, или просто написав письмо, позвонив. Задав простой вопрос: «Чем помочь?» Наши контакты ниже.

А за внимание, большое Вам человеческое СПАСИБО!

Мы нуждаемся в вашей поддержке. Пожертвования будут потрачены исключительно на поисковую деятельность: поездки в экспедиции, топливо, снаряжение, оборудование.

Варианты оказания финансовой помощи поисковому отряду:

Карта РНКБ (Крым):
6054 7000 4915 7537

Пополнить связь:
+79780275342 МТС
+7699991433 Мобильный 3G роутер от ИНТЕРТЕЛЕКОМ, без него как без рук (навигация, картография, доступ к банкам данных, спутниковые данные и пр.).

Проект Я Соберу: Форма отправки пожертвований

ЯндексДеньги:
Номер кошелька: 410013085461241

WebMoney:
WMID: 690432716747
U323821239017 — Гривна UA
R763902505338 — Рубль RU
E519416835166 — Евро €
Z395011976386 — Доллар US
X311881292158 — Биткоин B

С уважением, Неважин Сергей Александрович, командир поискового отряда «Азимут», г. Севастополь.
тел: +79780275342
skype: project-nomad
mail: projectnomadru@gmail.com

Военно-поисковая экспедиция

Сбит над Киркенесом

Опубликовано в автором Один комментарий quote

1

Про летчиков-истребителей написано гораздо больше, чем про воздушных разведчиков. Схватки в небе, сбитые самолеты врага, эмоции и динамика. И Героев гораздо больше. Воздушные разведчики были незаметны. Они летали по одному, без сопровождения, избегая прямых столкновений и средств ПВО. Но для этого требовалось огромное мастерство пилотажа, ведь от результатов разведки зависела жизнь сотен тысяч людей. Гвардии майор, киевлянин Василий Дончук стал одним из всего трех разведчиков-Героев Советского Союза. Четыре ордена, 270 вылетов в тыл врага, улица его имени в Киеве. И огромные пробелы в биографии. Благодаря стараниям племянника Дончука, собравшего воедино домашний архив, мы имеем возможность ликвидировать их.

Сын волынского крестьянина, выбившегося после службы в армии в мелкие служащие, и польской мещанки из Варшавы, Василий Дончук родился 11 декабря 1910 г. на Бибиковском бульваре 14. Там располагалась Первая киевская гимназия и канцелярия попечителя Киевского учебного округа. Попечителем в 1905-1912 гг. был известный физик, профессор Петр Зилов, в 1884-1905 г. преподававший в Варшавском университете. Вероятно, Иван Дончук, служивший при канцелярии, там и познакомился с великим человеком, крестившим его детей во Владимирском соборе.

Потом семья переехала на Малоподвальную 17, откуда подросший Василий в 1922 году загремел в детский дом в Покровском монастыре. Видимо, обуздать буйную натуру было уже некому. Но строгая система воспитания и коллектив сделали свое дело: будущий командир решил взяться за ум и в 1927 г. вступил в комсомол, а в 1928 г. — в школу фабрично-заводского ученичества (ФЗУ). Стал токарем по металлу и одновременно студентом вечернего рабочего техникума. Затем инициативного парня отправляют в Сталинград, на строительство тракторного завода, где он быстро из токарей становится наладчиком американских станков и поступает на вечернее отделение Сталинградского тракторного института.

Как мастер 9-го пролета большого механо-сборочного цеха Василий Дончук постоянно двигает разные рационализаторские предложения, за что получает премии и книгу ударника. А по достижении призывного возраста направляется в Военную школу морских летчиков и летчиков-наблюдателей ВВС РККА им. Сталина в Ейске: оценили по заслугам.

Впрочем, довоенная армейская карьера получилась короткой. Послужив немного в Московском военном округе, молодой пилот в 1935 году увольняется из ВВС и становится начальником летной части и летчиком-инструктором в аэроклубе г. Хабаровска. Готовит кадры для армии. «Может у Дончука была причина. Именно в 1935 году был репрессирован его старший брат Виктор. А тогда люди иногда искали места, чтобы не быть на глазах», — говорит племянник, Анатолий Дормидонтов. Но и в гражданской авиации, на краю света, Василий Иванович нашел себя.

2

В 1936 году он переводится пилотом авиазвена Акционерного Камчатского Общества и переезжает в Петропавловск-Камчатский вместе с молодой женой Ларисой. Звено гидросамолетов МП-1 базировалась на озере Халактырка и выполняло задачи перевозки грузов и пассажиров, поиск заблудившихся людей и кораблей. Как-то Василий Иванович рассказывал сестре о том, как ему пришлось летать по руслу горной реки, ниже туч, нависавших прямо над верхушками деревьев.

Полученный опыт неожиданно пригодился во время боев у озера Хасан, куда Дончука вызвали по просьбе командования на разведку сил японцев вблизи района боевых действий. Разведывательный полет протяженностью в 1250 километров был оценен в удостоверение участника боевых действий и денежную премию, на которую летчик купил себе мотоцикл. Но в конце того же 1938 г. его неожиданно перевели в техники, а 30 декабря арестовали по ст. 58-1а-10-11 УК РСФСР. Осужден 31 июля 1939 г. УНКВД по Хабаровскому краю… а затем дело было прекращено, Дончук из-под стражи освобожден. Кому и зачем это понадобилось – сказать уже трудно. Но после освобождения Василий Иванович на Камчатку уже не вернулся, поскольку был назначен командиром авиаотряда Главного управления лагерей железнодорожного строительства (ГУЛЖДС) НКВД СССР.

3

Разведывал трассу будущего БАМа, обеспечивал работу наземных партий геодезистов, геологов, гидрографов. Доставлял оборудование, продукты питания, расходные материалы и прочее. Без помощи с воздуха люди там не то что не сделали бы работу – они просто не выжили бы. Весной 1941 г. Дончук переведен командиром Югорского авиаотряда со следующей стратегической важности задачей: обеспечить прокладку железной дороги до Воркуты. Близкая война грозила потерей Донбасса, тогда единственного источника угля. А воркутинский бассейн коксующихся углей обещал стать серьезной альтернативой. Полетов было очень много, над скалами, тундрой и морем. А потом нашлось дело поважнее.

4

«Как только началась война, я не мог сидеть в тылу и быть в стороне от прямой борьбы с врагом моей родины и, несмотря на категорический отказ руководства ГУПЧЕКА НКВД о посылке меня на фронт, на третий мой рапорт был дан положительный ответ. С ноября 1941 года я нахожусь на Карельском фронте. Все, чем я владею и что умею делать, отдаю борьбе с ненавистным врагом», — так сам Дончук указал в автобиографии, машинописная копия которой хранится в семейном архиве.

В ноябре 1941 г. он попал в Карельскую особую авиагруппу (КОА), которая была создана для поддержки войск Карельского фронта. Ее задачей было обеспечение партизанских отрядов, высадка разведывательных и диверсионных групп во вражеском тылу и транспортное обеспечение фронта. Большинство полетов выполняли ночью и иногда с посадкой на неизвестных полянах еще и в плохих метеоусловиях. Это требовало от пилотов высокого мастерства и смелости. Почти сразу Дончук вышел в лидеры таких полетов. Уже в мае 1942 г. за 94 боевых вылета в тыл врага и безупречное выполнение боевых задач он награжден орденом «Красная звезда» с присвоением звания капитана и назначением на должность командира первого авиаотряда КОА.

5

21 сентября Дончук 1942 г. первым вылетел на дооборудованном пассажирском ЛИ-2 для бомбардировки объектов противника. Налет был совершен на крупный промышленный город и порт Финляндии Оулу (Улеаборг) на берегу Ботнического залива. Затем пилот сбросил листовки для финского населения и высадил десантную группу недалеко от того же Улеаборга.

За 190 боевых вылетов (из них 29 ночных в глубокий тыл врага) капитан Дончук в январе 1943 г. был награжден орденом Отечественной войны II степени. Штаб партизанского движения от себя наградил его медалью «Партизану отечественной войны» 1 степени. Но сам летчик считает, что он делает гораздо меньше, чем может. Он хочет летать на настоящей боевой машине и его направляют переучиваться на новую технику: американский бомбардировщик Дуглас А-20 («Бостон»). После обучения Дончук получил новое назначение. В ноябре 1943 г. он стал командиром эскадрильи 114-го гвардейского ближнебомбардировочного авиаполка.

6

Рационализаторский пыл и здесь дал о себе знать. Под его руководством совершенствуется порядок и тактика использования новых бомбардировщиков в условиях Заполярья. Бомберы наносят удары по скоплениям войск, путям сообщения, военным базам и, особенно, аэродромам. Здесь в полной мере проявил себя опыт работы на Дальнем Востоке и в Воркуте: командир эскадрильи прославился умением находить замаскированные аэродромы далеко во вражеском тылу. Командование 7-й воздушной армии не могло не обратить внимание на такой талант разведчика и универсального пилота. За боевые заслуги Дончук в апреле 1944 года награжден орденом «Красное знамя».

7

В качестве повышения, в мае 1944 года его назначили командиром 108-й отдельный разведывательный эскадрильи. В то время из-за боевых потерь в ней осталось только три экипажа, а задачи ставились серьезные. Новый командир выгрызал пилотов и штурманов в других частях, разыскивал в новом пополнении тех, кто имеет разведывательную подготовку и натаскивал личный состав. «Первое время на боевой вылет экипажи перемешивались. Новый пилот летал с опытным штурманом. А новый штурман — с опытным пилотом. Так пополнение привыкало к особым условиям Карелии и Заполярья, уменьшало количество ошибок первого этапа и исключало их аварийные последствия. Ставя задачи на летный день, Дончук не забывал обратить внимание на особенности условий полета и дать советы как лучше выполнить задачу. Управляя эскадрильей, Дончук летал и сам. Особенно на выполнение наиболее важных и сложных задач», — рассказывает в неизданной пока книге о своем дяде Анатолий Дормидонтов.

О стиле работы воздушного разведчика говорит такой эпизод. В июле 1944 г. командир летал на разведку важного аэродрома в тылу врага. Огромный «Бостон» вышел на объект и произвел фотосъемку так быстро, что зенитчики противника не сделали ни одного выстрела. Следом разведанный аэродром атаковали бомбардировщики, уничтожив 19 самолетов. 14 из них на земле.

«В результате успешной воздушной разведки тыловых аэродромов врага, в которой основная заслуга принадлежит лично В.И. Дончуку, — вспоминал командующий 7 ВА генерал Иван Соколов, — воздушной армии удалось за короткий срок уничтожить на этих аэродромах 145 и повредить 12 вражеских самолетов». Основой успехов эскадрильи была забота командира обо всех звеньях процесса. Он всегда обеспечивал своевременное перебазирование наземных служб на новый аэродром и обеспечения условий для их работы. Может именно поэтому в свои 33 года он был для подчиненных Батей, а сам стал гвардии майором и получил второй орден «Красное Знамя».

Но война еще не закончилась. На очереди — Петсамо-Киркенесская операция, «Десятый сталинский удар». Подготовка к ней требовала получения детальных данных о новой местности и оборонительных сооружениях на ней. Это постоянный фактор. А переменный — перемещение войск и техники, особенно кораблей и транспортов, которыми подвозили резервы. Летать приходилось много. Часто менялись аэродромы. Кроме разведывательных полетов Дончук, летавший на 14 типах самолетов, мог сесть за штурвал транспортного «Дугласа» и перевезти на новую базу наиболее важную «наземную» часть эскадрильи. Поэтому уже через час-другой самолеты были готовы и разведчики выходили в полет. А специалисты готовили все необходимое для проявки пленки, дешифровке фотографий и создания планшетов. Данные были готовы для передачи командованию через 25-30 минут. А командир снова рвался в полет.

На встрече ветеранов 108-й ОРАЭ В.В. Коровенкова так вспоминала о Дончуке: «Бывали дни, когда он все время находился в воздухе и, едва посадив на землю израненную машину, торопил техников и механиков быстрее выпустить самолет. Технический состав днем и ночью, в суровых условиях Заполярья буквально латали израненные машины, чтобы как можно быстрее подготовить к вылетам. Василий Иванович с исключительным уважением относился к ним, доверял им, ибо знал, что от их мастерства и знаний зависит успех разведки. Техники и механики за ратный труд также были награждены правительственными наградами».

Добыть наиболее полные данные о Киркенесе, военно-морской базе немцев, просил лично генерал Иван Туркель, генерал-инспектор ВВС Красной Армии, принимавший участие в подготовке операции. 20 октября 1944 г. Дончук решил: лечу сам. Далее снова — В.В. Коровенкова: «Ничто не предвещало беды, которая стояла уже у порога. Когда самолет гвардии майора В.И. Дончука со штурманом ст. лейтенантом Абрамовым Николаем и стрелком-радистом Василием Кожуховым и стрелком Афанасием Сергеевым были в воздухе, мы узнали, что нашему командиру В.И. Дончуку присвоено высокое звание Героя Советского Союза. В эти часы весь личный состав находился на аэродроме Африканда. Никто не хотел уходить с летного поля. Все вслушивались всматривались в небо, ожидая боевых друзей. Ведь им было поручено очень серьезное задание: сфотографировать на норвежской территории в районе г. Киркенес аэродром и вражеские коммуникации. Но не довелось встретить и увидеть, поздравить любимого командира с этого последнего полета».

Ждала и жена, Лариса Филипповна, приехавшая в гости к мужу. Но по радиосвязи раздался спокойный голос:

— Я «Беркут-1″! Атаковали «мессершмиты». Горит правый мотор. Преследуют. Ухожу над озером.

На этом все.

В штабных документах появляется запись о том, что 21.10.1944 г. экипаж не вернулся с боевого задания. След Василия Дончука снова появился только в 2014 г., когда в Коми газета «Республика» напечатала статью Анны Николаевой, в которой говорится следующее: «… Один из исследователей «русского следа» в новейшей истории Норвегии Мишель Стокке сообщил нам остававшиеся до самого последнего времени неизвестными подробности последнего полета экипажа В. Дончука. …Мишель Стокке со ссылкой на исследователя-соотечественника Руне Раутио сообщил, что самолет под командованием В. Дончука днем 21 октября 1944 года пролетел по маршруту Ивало — Инара Карасьок – Лаксэльв – Киркенес. Анализируя советские и немецкие архивы и после встреч с несколькими свидетелями, Р. Раутио сделал вывод, что советский самолет был сбит в местечке Клуббуике (коммуна Несеб). Исследователь встречался с людьми, которые наблюдали, как горящий самолет рухнул во фьорд недалеко от берега. Глубина фьорда в этом месте составляет примерно 40-70 метров. По всей видимости, сбитый «Бостон» там остается и по сей день».

…Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении гвардии майору Василию Дончуку звания Героя Советского Союза был подписан 2 ноября 1944 г.

89